Пятница
24.11.2017
03:04
Приветствую Вас Гость
RSS
 
СТУДИЯ СИЛКВАЙР
Главная Регистрация Вход
The Babe and the Dragon. - Форум »
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: kuperschmidt, Cthulhu, Lizzy 
Форум » Все форумы » Переводы П. Г. Вудхауза » The Babe and the Dragon. (Доработка целого рассказа)
The Babe and the Dragon.
LizzyДата: Вторник, 23.08.2016, 11:40 | Сообщение # 1
Живое Слово
Группа: Модераторы
Сообщений: 2084
Награды: 12
Репутация: 0
Статус: Offline
Сюда можно будет складировать целиком доработанные переводы рассказа.

Источник: http://madameulalie.org/captain/The_Babe_and_the_Dragon.html


Дурак учится на своих ошибках, умный — на чужих, а мудрый использует опыт и тех, и других себе на пользу.
 
LizzyДата: Суббота, 17.09.2016, 12:55 | Сообщение # 2
Живое Слово
Группа: Модераторы
Сообщений: 2084
Награды: 12
Репутация: 0
Статус: Offline
Рассказ Fleur_dorange.

В ежегодном кубке по регби между корпусами колледжа Святого Августина сошлись давние противники: команда корпуса Дэйкера (нынешняя обладательница кубка) и команда корпуса Мервела (уступившая кубок команде Дэйкера в прошлом году, но выигрывавшая его трижды в пяти последних матчах). Раньше кубок традиционно доставался команде Мервела, но в последнее время всё изменилось: команда Дэйкера превратилась в серьёзного соперника и, как уже было сказано, кубок перешёл к ней.

В этом году силы двух команд оказались практически равны. В команде Дэйкера играли три игрока из первой сборной и два из второй, а в команде Мервела — два игрока из первой сборной и четыре из второй. Колледж Святого Августина не был пансионатом в полном смысле этого слова: многие выдающиеся игроки приезжали в колледж только на занятия. Но, разумеется, любой из них мог однажды осознать свою глупость, образумиться и вступить в ряды полных пансионеров.

Такое случалось частенько, и это год, наверняка, не стал бы исключением. Поговаривали, что даже такая знаменитость как Макартур, известный всем по прозвищу Малыш, пытается уговорить на это своих родителей. В настоящее время никто не знал, какой корпус он выберет. Он и сам пока не решил, но обмолвился, что, вероятно, предпочтёт корпус одной из двух команд-фаворитов кубка. Это подогрело интерес к соревнованию, поскольку наличие в команде такого игрока как Малыш способно наверняка решить исход игры. Малыш был шотландцем, и как большинство из них он неплохо играл в регби. Он был самым надёжным и хладнокровным центральным защитником колледжа, который блестяще играл во всех ипостасях, но особенно хорошо на перехвате. Его внезапное появление на поле в середине матча, словно из-под земли, и стремительная атака на прорвавшегося игрока, доставляли поистине интеллектуальное удовольствие. Поэтому обеим командам отчаянно хотелось его заполучить. Причины, которые в конечном итоге повлияли на его выбор, оказались весьма любопытными. А дело было так.

Сестра Малыша училась в колледже Гиртон. Там же училась некая мисс Флоренс Бизли. По окончании семестра сестра Малыша привезла мисс Бизли в отчий дом погостить на недельку. Для Малыша так и осталось загадкой, что его сестра в ней нашла. Но, видно, сестре она нравилась, раз она так стремилась к её обществу. Как бы там ни было, Малыш изо всех сил стремился этого общества избегать. В течение этой недели он отлично проводил время на природе, что, несомненно, пошло ему на пользу. Однако в определённые моменты, например, к трапезе, человек просто обязан появляться в кругу семьи. Малыш не мог обойтись без пищи, поэтому в такие моменты он являл себя своим домашним, невзирая на присутствие или отсутствие мисс Бизли. К тому же, дело было во время пасхальных каникул, поэтому оправдать своё отсутствие учёбой в школе было нельзя.

Завтрак проходил кошмарно, обед ещё хуже, а об ужине не хотелось и вспоминать. Казалось, что за день мисс Бизли набиралась сил. Малыш ещё мог стерпеть присутствие этой леди, но её манера вести беседу его просто убивала. Мисс Бизли не оставляла Малыша в покое ни на минуту. Она была очень заумной и, казалось, получала извращённое удовольствие, подчеркивая и изобличая невежество Малыша перед всеми. Она настойчиво именовала его не иначе как «мистер Макартур», намекая на его юношескую незрелость. Это «мистер Макартур» после каждой её фразы звучало подобно эху.

— Вы читали Браунинга, мистер Макарутр? — неожиданно спрашивала она, выждав момент, когда рот Малыша оказывался набит едой.

Малыш несколько раз судорожно сглатывал, закашливался, краснел и, наконец, отвечал:
— Не особо.

— Ах, какая жалось! — вздыхала она с ноткой презрения. — Что именно вы имеете в виду под «не особо» мистер Макартур? Вы читали что-нибудь из его поэм?

— О да, одну или две.

— Ах, вот как. Вы читали «Пиппа проходит мимо»?

— Нет, кажется, нет.

— Вы должны знать определённо, мистер Макартур, да или нет. Вы читали поэму «Фифина на ярмарке»?

— Нет.

— Вы читали «Сорделло»?

— Нет.

— Что вы читали, мистер Макартур?

Припёртый к стенке таким манером, он был вынужден признать, что читал только поэму «Крысолов из Гаммельна», при этом мисс Бизли пронзала его убийственным взглядом, а затем чуть слышно вздыхала. На этом участие Малыша в разговоре практически заканчивалось, если Дракон больше не нападал.

В один незабываемый день, незадолго до окончания её визита, в результате череды ужасных событий случилось так, что им пришлось обедать наедине. Такого развития событий ничто не предвещало, и когда Малыш очутился в столь ужасном положении, то просто впал в оцепенение. Леди буквально буравила его взглядом, пока он разделывал курицу, что ускорило катастрофу. Его предыдущий опыт разделки курицы сводился к приёмам, которые можно назвать «кромсай и лопай», когда вы уплетаете курицу, отрезая ей одну ногу, пока ваш приятель держит её за другую.

Несмотря на нехватку опыта, он действовал решительно и энергично. За первую минуту курица дважды соскальзывала с блюда на скатерть. Поборов в себе безумное желание выкрикнуть «На линию!» или что-то в этом роде, он возвратил на блюдо отбившуюся от рук птицу, сдавленно и беспомощно хихикнув. Третья атака увенчалась тем же, после чего мисс Бизли попросила позволить ей вмешаться. Через пару минут курица была аккуратно разделана. Малыш в полном изнеможении откинулся на спинку стула.

— Расскажите мне про колледж Святого Августина, мистер Макарутр — попросила мисс Бизли, пока Малыш соображал, о чём бы её спросить, кроме как о погоде.

— Вы играете в регби? — продолжила она.

— Да.

— Ах, вот как.

В комнате повисло молчание.

— Вы…, — наконец решился заговорить Малыш.

— Расскажите мне… — одновременно с ним произнесла мисс Бизли.

— Простите, что?— пробормотал Малыш

— Ничего, мистер Макарутр. Что вы сказали?

— Я только хотел поинтересоваться, играете ли вы в крокет?

— Играю, а вы?

— Нет.

Мисс Бизли в ответ лишь тихонько вздохнула.

В голове Малыша пронеслась мысль, что если так пойдёт и дальше, то он будет вынужден, скрепя сердце, совершить самоубийство.

Последовала ещё одна длительная пауза.

—Кто руководит вашим колледжем, мистер Макартур? — спросила мисс Бизли. Она привычно задала вопрос тоном экзаменатора в практически диктаторской манере, но Малыш был так благодарен, что на этот раз речь не о Браунинге или высшей математике, что этого не заметил. Он напряг извилины, вспоминая имена.

— Мистер Мервел, очень достойный господин, и мистер Дэйкер.

— А что за человек мистер Дэйкер?

— Тот ещё мерзавец, — выпалил Малыш.

— И почему же он «мерзавец» мистер Макартур?

— Ну, даже не знаю, как лучше объяснить. Он не играет в крикет и другие игры. Его считаются слабаком.

— Вот как! Очень интересно, мистер Макарутр. А что значит «слабак»? Полагаю, — продолжила она, пока Малыш изо всех сил пытался придумать определение, — это человек, к которому вы не питаете симпатии.

Малыш был вынужден признать это обвинение. Мистер Дэйкер был довольно ядовит по натуре, и от его колкостей не раз страдал и сам Малыш. Язвительность редко способствует популярности директоров.

— Ах! — обронила мисс Бизли. Это односложное восклицание она употребляла частенько. При этом Малыш всякий раз чувствовал себя так, как в счастливые дни своего детства, когда его ловили на краже джема.

Наконец мисс Бизли удалилась, и Малыш почувствовал себя как приговорённый, которому только что даровали помилование.

Наступил следующий семестр. В один прекрасный день после обеда Малыш гонял мяч с Чартерисом, старостой корпуса Мервела. Чартерис был знаменит тем, что на собственные деньги неофициально издавал личную газету под названием «Светляк». Она пользовалась большим спросом, чем журнал колледжа «Августинцы», и расходы на неё всегда прекрасно окупались.

Чартерис обладал журналистской хваткой. Он держал нос по ветру, и всегда первым в колледже узнавал о любых новостях. В этот раз ему удалось разузнать кое-что исключительное. Малыш стал первым, с кем Чартерис решил этим поделиться.

— Ты слышал о последнем романе в высшем свете, Малыш? — начал он, когда они уже собрались уходить с поля. — Да, где тебе. Ты никогда ничего не знаешь.

— И что же? — терпеливо спросил Малыш.

— Ты знаком с Дэйкером?

— Кажется, я где-то слышал это имя.

— Он собирается жениться.

— Надо же!

— Да. Можешь и не пытаться изображать интерес. Ты один из тех несносных типов, кого не волнует ничего, кроме собственных дел. Только поэтому я тебе и сказал. Может, теперь ты смекнёшь, о чём это я в новом номере «Светляка» на следующей неделе. Вы, северяне, едва ли способны понять тонкий юмор без подготовки.

— Спасибо. Доброй ночи, — безмятежно ответил Малыш.

Несколько дней спустя Малыш столкнулся с деканом колледжа, когда возвращался с тренировочного матча по регби.

— Макарутр, — начал он, — ваш путь домой лежит мимо корпуса Дэйкера, не так ли? Передайте ему, что я прошу его провести подготовку уроков сегодня вечером вместо меня. Как выяснилось, сегодня я не смогу.

По традиции колледжа Святого Августина один раз в неделю декан присутствовал во время подготовки уроков. Но, как истинный ирландец, он исполнял эту обязанность только тогда, когда у него не получалось от неё увильнуть.
Малыш взялся исполнить поручение. Его проводили в гостиную. Там, кажется, собрались гости, которые пили чай. Малыш не отличался общительностью, и потому оробел. В приоткрытую дверь до него долетел лишь обрывок фразы:

—… дар, который виден в поэме «Сорделло».

Малышу был знаком этот голос.

Он готов был провалиться сквозь землю, но слуга уже сообщил о его приходе. Мистер Дэйкер принял гостя.

— Я встречала мистера Макартуром ранее, — произнесла мисс Бизли, а это была никто иной, как она. — Я думаю, что ему, как ни странно, весьма интересен предмет, которые мы только что обсуждали. Когда вы вошли, мистер Макартур, я как раз говорила о том, что лишь в редких работах Теннисона виден поэтический дар, которым отличается поэма Браунинга «Сорделло».

Малыш беспомощно перевёл взгляд на мистера Дэйкера.

— Я думаю, эта тема мистеру Макартуру не по силам, — произнёс мистер Дейкер. — Вы хотели мне что-то сообщить, мистер Макартур?

Малыш передал просьбу.

— О да, разумеется, — согласился мистер Дейкер. — Вы вечером пойдёте мимо школы? Раз так, то передайте декану мои наилучшие пожелания и скажите, что я охотно выполню его просьбу.

Малыш не собирался идти этой дорогой, но предложенная возможность ускользнуть была столь заманчива, что её просто нельзя было упустить. Он удалился.

По пути он зашёл за Чартерисом в корпус Мервела.

— Послушай, Чартерис, — начал он, — помнишь, ты говорил мне, что Дэйкер собирается жениться?

— Да.

— Ты случайно не знаешь имя его невесты?

— Ещё как знаю, мой шотландский брат. Её зовут мисс Бизли.

— Боже правый! — выдохнул Малыш.

— Эй, почему твоё молодое сердце это так заботит? Ох, Малыш, Малыш…Ты словно грустный, напроказивший щенок. Думаю, мы лучше напишем об этом в «Светляке», изобразив тебя героем, а Дейкера злодеем. Разумеется, у истории будет счастливый конец. Я собственноручно этим займусь.

—Что ж, займись, — мрачно ответил Малыш. — Слушай, Чартерис…

— Что?

— Когда я буду жить в пансионе, то я стану старостой корпуса, раз я в шестом классе, верно?

— Да.

— И старосты должны ходить на завтрак, ужин и всякое такое частенько вместе с директором?
— Так и есть, с этим не поспоришь.

— Спасибо. Всё ясно. Что ж, вперёд и за работу. Спокойной ночи.

В тот год кубок перешёл к корпусу Мервела. Малыш играл за них просто блистательно.


Дурак учится на своих ошибках, умный — на чужих, а мудрый использует опыт и тех, и других себе на пользу.
 
Форум » Все форумы » Переводы П. Г. Вудхауза » The Babe and the Dragon. (Доработка целого рассказа)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright sw-translations © 2017 При использовании материалов сайта ставьте гиперссылку!