Четверг
29.02.2024
18:02
Приветствую Вас Гость
RSS
 
СТУДИЯ СИЛКВАЙР
Главная Регистрация Вход
Апдайк Джон - Страница 2 - Форум »
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Ani, Cthulhu  
Форум » Все форумы » Семинар » Апдайк Джон
Апдайк Джон
veraДата: Понедельник, 30.03.2015, 15:07 | Сообщение # 16
Собеседник Века
Группа: Проверенные
Сообщений: 351
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Марокко. Джон Апдайк (продолжение).

Мы собирались ехать автобусом в Танжер. В полдень мы стояли на обочине безлюдной дороги, шестеро бездомных американцев,ранимые, закутанные в шерстяную английскую одежду, с полными чемоданами купальников и легкого чтива. Солнцем палимы и ветром обдуваемы. Конец дороги таял в розовой дымке.
– Невероятно,– сказала жена,– Я сейчас заплачу.
– Не пугай детей,– ответил я,– Что нам остается делать? Такси здесь нет. Да и денег у нас тоже.
– Ну, что‐то же должно быть,– смирилась она. В моей памяти она почему‐то одета в совершенно несуразный голубой берет.
– Я боюсь,– объявила Женевьева, сжимая свой рюкзак. Она вся розовая оттого,что ей жарко в тяжелом сером пальто.
– Глупышка,– фыркнула ее старшая сестра, привлекающая взгляды местных мужчин и ощущающая некую власть.
– Автобус придет,–пообещал я, глядя поверх голов на исчезающую точку, где дорога сливалась с розовой путаницей новых зданий, которые король строил очень медленно.
Неожиданно перед нами материализовался худой темнокожий человек в грязном кафтане и заговорил с французским прононсом. Он протянул ладони, будто хотел, чтобы мы что‐то по ним прочитали.
– Папа, этот человек с тобой разговаривает,– растерянно сообщил Марк, тогда подросток, а сейчас выпускник факультета информатики.
–Вижу,– беспомощно согласился я.
–Что он говорит, папочка?– спросила Женевьева.
– Спрашивает, где автобусная остановка,– солгал я.
Мужчина подошел поближе, продолжая говорить.Его дыхание передавало все разнообразие сущности Востока : специи, плохие зубы, истовое соблюдение поста, кожа его была в морщинах. Речь его лилась все быстрее, но свет померк в налитых кровью глазах.
– Прогони его,– предложение поступило от Калеба, нашего молчаливого разумного ребенка, теперь студента зоологического факультета.
– Сам уйдет,– предположил я, и он ушел, качая головой по поводу нашего молчаливого идиотизма.
. Мы, облегченно вздохнув, сомкнули ряды. В туфли набился песок, и полукруглые залы покинутого отеля, нашего единственного дома в чужой стране, завывали за нашей спиной, как басовый музыкальный инструмент.
Автобус! Автобус на Танжер! Мы замахали руками. Ой, как мы махали!– и с невероятным скрежетом автобус остановился. Он был цвета пыльной травы, на крыше виднелись куры в клетках и скатанные ковры. Внутри сидели марокканцы , пропыленные, сгорбленные, терпеливые незнакомцы с вязаными маленькими штучками на головах и на ногах, люди вперемешку с узлами. Глаза женщин, завернутых в черное, сверкали из‐под вуали испуганно и удивленно, наблюдая нашествие раскрасневшихся американских детей.
Оплата, несколько дирхемов, безоговорочно перекочевала к водителю с усами и челюстью, а-ля Насер. В конце автобуса были свободные места.Как только мы втиснули в автобус свои неподъемные чемоданы, он покачнулся , и я испугался, что он сломается от нашей громоздкой поклажи, – этот хрупкий драндулет с несбалансированным грузом. Въевшийся запах паленой веревки в глубине автобуса усиливался.
В Танжере шаткий автобус сменило единственное перегруженное такси, водитель которого в своем желании избавиться от нас пытался даже помочь вести переговоры в офисе Хертц. Хвала Аллаху, его помощь не понадобилась. Желтая пластиковая карта, которую я предъявил, сделала свое дело. Если б я мог предъявить еще бледно-зеленую карту Американ экспресс, наше трудное путешествие вдоль побережья из Танжера в Рабат, в Касабланку, и потом по узким улочкам Эль- Джадиды и Эссауры и Тафраута было бы значительно легче, потому что в каждом отеле надо было умолять служащего принять чек лондонского банка, и никто, кроме самых дорогих отелей не пошел бы на риск, отсюда странные периоды роскошной жизни, которыми перемежался наш достаточно экономный побег от средиземноморских ветров.
Улицы Рабата, в который мы приехали, были все в кумаче. Можно было подумать,что нас встречали красными знаменами, если бы не серпы и молоты, и портреты Ленина. Высокопоставленную советскую делегацию, с Подгорным и Косыгиным, гибкий в политике король принимал в отеле Хилтон.Отель был забит коммунистами настолько,что места для других не оказалось.
Но другой отель, которым советская делегация не интересовалась, принял нас. Перед обедом, когда нас, голодных, посадили кружком на кучу ковров вокруг, как мне вспоминается, огромного медного подноса, смеющаяся босоногая девчонка бегала сзади, брызгая розовой водой на волосы. Марк от щекотки корчил рожицы.
То же самое чувство, что тебя прекрасно обслуживают, вновь возникло на лугу, высоко над уровнем моря. После миль пустынного пейзажа на пустой желудок, мы обнаружили крошечный ресторанчик, чуть в сторону от шоссе, который рекламировал себя, маня деревянным указателем. Мы остановили « рено» и с трепетом прошлись по траве, гуськом, чувствуя, как нас много, как тогда, когда мы залезали в хрупкий автобус. Мы остановились, когда из хибары появился мужчина, несущий стол, потом мальчик со стульями. Мебель шустро расставили на лужайке, где мы указали. Из сарайчика вынесли вино, рис, кебаб и кока-колу, которые мы поглощали, любуясь Атлантическим океаном, бежевыми скалами и обширными пастбищами с одиноким осликом – думаю, мы были единственными клиентами, которые посетили этот чудесный ресторанчик у моря.
Даже на трудной дороге в Тафраут, в каменистые Атласские горы, когда газ закончился, а вокруг – ни дома, ни овцы, ни козы, маленькая девочка, стоявшая в колее, протягивала ручонку с цветами. Дорога в этом месте шла по каменистому ложу пересохшей реки, поэтому наш «рено» двигался очень медленно. Когда девочка увидела,что мы не собираемся останавливаться, она ударила колесо букетом и бросила цветы в открытое окно машины. Один или два цветка упали нам на колени, остальные – на асфальт, ей под ноги. В зеркало я видел, как девчушка яростно топнула ногой. Наверное, она плакала. Ей было столько же, сколько Женевьеве, которая переживала, пока девочка не исчезла из виду.


Сообщение отредактировал vera - Вторник, 31.03.2015, 22:27
 
vvikkiДата: Вторник, 31.03.2015, 09:08 | Сообщение # 17
Общаюсь, но в меру
Группа: Проверенные
Сообщений: 47
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
Ну, вот и до Веры очередь дошла. biggrin
Глупышка,– фыркнула ее старшая сестра, привлекающая взгляды местных мужчин и ощущающая некую власть. – привлекающая и ощущающая – не очень смотрятся вместе. Может быть «и оттого ощущая некую власть»?
– Автобус придет,–пообещал я, глядя поверх голов на исчезающую точку, где дорога сливалась с розовой путаницей новых зданий, которые король строил очень медленно. - розовой путаницей - не очень.
Неожиданно перед нами материализовался худой темнокожий человек в грязном кафтане и заговорил, произнося звуки в нос. - заговорил, произнося звуки в нос - может гнусаво заговорил или еще как-нибудь?
Он протянул ладони, будто хотел, чтобы мы что-то по ним прочитали. – У Николая очень хорошее решение про гадание. Может тогда прочитали по ним его судьбу?
выпускник, изучающий информатику. – выпускник это уже изучивший… выпустился уже. Может студент последнего курса или ученик последнего класса или будущий выпускник… как-то так.
Речь его лилась все быстрее, но свет померк в налитых кровью глазах. – свет померк – это вроде о чем-то другом.
В конце автобуса были свободные места. Как только мы втиснули в автобус свои неподъемные чемоданы, он покачнулся , и я испугался, что он сломается от нашей громоздкой поклажи, – этот хрупкий драндулет с плохо сбалансированным грузом. - с плохо сбалансированным – с несбалансированным лучше, кмк.
То же самое чувство, что тебя прекрасно обслуживают, вновь пришло на ум на лугу, высоко над уровнем моря, где, после миль пустынного пейзажа на пустой желудок, мы обнаружили крошечный ресторанчик, чуть в сторону от шоссе, который рекламировал себя, маня деревянным указателем. – По-моему, громоздкое предложение. И чувство все же не приходит на ум, а возникает.
Когда девочка увидела, что мы не собираемся останавливаться, она вытерла колесо цветами и бросила их в открытое окно машины. Один или два цветка упали нам на колени, остальные – на асфальт, ей под ноги. - вытерла колесо цветами – ой surprised , на ходу (пусть и медленном) машины?
 
LaraMayneДата: Пятница, 03.04.2015, 21:01 | Сообщение # 18
Ходячий Дикционарий
Группа: Проверенные
Сообщений: 163
Награды: 5
Репутация: 0
Статус: Offline
Я тоже с Вашего позволения вставлю свои 5 копеек.

«Мы собирались ехать автобусом в Танжер. В полдень мы стояли на обочине безлюдной дороги …» Лучше было бы избежать повтора этих местоимений в соседних предложениях, а то как-то сразу бросается в глаза.

«Солнцем палимы и ветром обдуваемы.» Каким-то оборванным вышло предложение.

«Его дыхание передавало все разнообразие сущности Востока: специи, плохие зубы, истовое соблюдение поста, кожа его была в морщинах». Неудачный вариант перевода. (Кстати, я сама билась над этим предложением полдня, пока не пришла к выводу, что breath должно переводиться как-то по-другому, то есть не в прямом смысле как «дыхание» …)

«…свет померк в налитых кровью глазах...» Звучит ну ооочень трагично.

«Мы, облегченно вздохнув, сомкнули ряды.» Как будто их там был целый отряд…

«… полукруглые залы покинутого отеля, нашего единственного дома в чужой стране, завывали за нашей спиной…» Наверное, ветер все-таки завывал, а не залы?

«… с невероятным скрежетом автобус остановился.» Неточный перевод: «toot» - это не скрежет, а гудок.

«… незнакомцы с вязаными маленькими штучками на головах и на ногах…» Тут надо было уточнить, что за «штучки».

«Глаза женщин, завернутых в черное, сверкали из‐под вуали испуганно и удивленно, наблюдая нашествие раскрасневшихся американских детей.» Снова неточность перевода, потому что «childish» означает ребяческое поведение, а не конкретно детей.

«Один или два цветка упали нам на колени, остальные – на асфальт, ей под ноги. В зеркало я видел, как девчушка яростно топнула ногой.» Чтобы избежать повтора, я бы оставила просто «топнула». И так понятно, что топнула ногой, а не рукой.

«… она ударила колесо букетом …» Не колесо, а крыло.


"Take care of the sense and the sounds will take care themselves."

Сообщение отредактировал LaraMayne - Пятница, 03.04.2015, 21:03
 
Форум » Все форумы » Семинар » Апдайк Джон
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:


Copyright sw-translations © 2024 При использовании материалов сайта ставьте гиперссылку!